К вопросу о генезисе авторского права в России

Юридические нормы, регулирующие институт авторского права в России, появились и совершенствовались не на нашей почве. Правом авторов на собственные произведения российское законодательство озаботилось только тогда, когда по отношению к нему установилось видимое единогласие всех законодательств цивилизованных стран западной Европы и Америки, прежде всего США. Законодательное закрепление авторского права в России значительно затянулось во многом из-за причин общественного характера. Прежде всего оказало своё влияние крайне медленное формирование идеи авторства, поскольку в художественной литературе того времени в подавляющем большинстве преобладали переводы и переработки фольклора. Вдобавок к этому, представители образованных слоёв общества, от которых во многом и зависело изменение ситуации, относились к данной сфере деятельности с явным пренебрежением или даже попросту игнорировали её, считая сочинительство «недостойным» их уровня занятием.

Исторически книгоиздательское дело в России считалось государственной монополией. Так было практически до конца XVIII века. Первая частная типография получила разрешение на осуществление своей деятельности в 1771 году, в одно время с введением цензурных ограничений на перепечатку произведений иностранных авторов. Уроженец немецкого Майнца Иоганн Михель Гартунг сенатским указом получил « привилегию на заведение в Санкт-Петербурге вольной типографии и словолитной для иностранных языков». Касаемо книг на русском языке в том же указе отмечалось, что « ни книг, ни сочинений не печатать, дабы прочим казенным типографиям в доходах их подрыву не было». Более широкие законодательные разрешения на открытие частных типографий в любых городах Российской империи были даны историческим указом от 15 января 1783 года, который по факту приравнивал типографии к фабрикам и прочим ремесленным производствам. Император Павел I, взошедший на трон после Екатерины II, вполне предсказуемо отменил столь «вольнодумственный» с его точки зрения указ. Сменивший отца Александр I столь же предсказуемо вернул его обратно, но доминирующее положение государственных типографий в сфере издательского дела сохранялось практически вплоть до середины XIX века. Таким образом, отсутствие конкуренции между частными книгоиздателями в России стало ещё одной причиной столь медленного развития института авторского права.

Поначалу взаимоотношения авторов с издателями оставались за рамками правового регулирования. Законам Российской империи было совсем незнакомо утвердившееся уже в Европе представление об авторском праве, как о частной привилегии, предоставляемой создателю оригинального произведения. В России если такие привилегии и выдавались, то не авторам, а издателям, в роли которых чаще всего выступали госучреждения, научные общества и иные юридические лица публичного характера. Авторское вознаграждение в этом случае никак не было связано с изданием произведений, а являлось большей частью приложением к награде за написанное или благотворительным подарком.

Основной особенностью авторского права в России, отличающей её от других стран практически на всём пути исторического развития, была его неразрывная связь с цензурным законодательством. Появившись задолго до рассматриваемого периода, цензура регулировала выдачу разрешений на печатание книг, совершенно не интересуясь, обладают ли издатели соответствующими правами на издаваемые произведения. Но в первой четверти XIX века участились факты умышленного мошенничества со стороны издателей. В повседневную практику стали входить случаи введения публики в заблуждение относительно авторства распространяемых ими книг. Правительство было вынуждено принять меры и в 1816 году появилось распоряжение министерства народного просвещения, обязывавшее издателя при подаче рукописи на цензуру прилагать к ней доказательства прав на печать тиража. Таким образом, впервые в нашей истории вопрос о правах издателя ставился в зависимость от прав создателя произведения.

Первый закон об авторских правах в России появился в рамках утверждённого 22 апреля 1828 года Цензурного указа в виде специальной главы «О сочинителях и издателях книг», дополненной более подробным Положением. Данная глава касалась лишь литературных произведений. Сочинитель либо переводчик книги имел «исключительное право пользоваться всю жизнь свою изданием и продажей оной по своему усмотрению как имуществом благоприобретённым» (§ 1 Положения). Срок авторского права был установлен в 25 лет со дня смерти автора, после чего произведение становилось «собственностью публики», то есть общественным достоянием (§ 137 Цензурного устава). [Здесь важно отметить, что в Европе и США срок действия авторского права ограничивался 14 годами, с возможностью продления на такой же срок один раз, то есть всего 28 годами. Российский закон в этом смысле опередил мировое правовое законодательство, которое придёт к формуле пожизненного копирайта только в 1908 году.]

Защита авторского права в России ставилась в зависимость от соблюдения цензурных правил, по которым « напечатавший книгу без соблюдения правил Цензурного устава лишался всех прав на оную» (§ 17 Положения). В 1830 году Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей было расширено. В новой редакции были решены вопросы об охране журнальных статей, частных писем, хрестоматий и тому подобных публикаций, а также увеличен срок действия авторского права после смерти автора до 35 лет.

Последовавшее совершенствование авторского права в XIX веке шло по пути расширения видов охраняемых произведений и признаваемых законом авторских полномочий их создателей. В 1845 и 1848 годах соответственно было признано авторское право на произведения музыкального и изобразительного искусства. В 1875 году срок защиты авторского права был увеличен до 50 лет после смерти автора, почти на 30 лет опередив «передовое» авторское законодательство цивилизованных стран мира. Также в 1877 году авторское право покидает Цензурный устав и становится частью Гражданских законов в виде приложения к ст.420 т.Х, ч.1 Свода законов Российской Империи, содержащего общую характеристику права собственности.

В 1886 году в швейцарском Берне состоялось подписание первого международного соглашения в области охраны авторского права на литературные и художественные произведения. Соглашение подписали все крупнейшие европейские государства, за исключением России и США. Причиной отказа присоединения к конвенции России стал принцип национального режима, по которому страны-подписанты предоставляли иностранному автору ровно такие же права, как и национальному. В Российской империи был ещё очень велик процент переводной литературы и предусмотренные авторам выплаты значительно снизили бы доход от перевода и продажи адаптированных на русский язык произведений. К Бернской конвенции новая Россия присоединится только более чем через столетие в 1995 году.

К концу XIX века становится очевидным тот факт, что практика мелких дополнений в существующее законодательство исчерпала себя. Назрела насущная необходимость принятия нового самостоятельного закона, способного оперативно реагировать на постоянно возникающие на практике трудности. В 1897 году Государственный Совет принимает решение о подготовке такого закона. Спустя долгие 13 лет 20 марта 1911 года он был принят под названием «Положение об авторском праве». Основу его составили лучшие образцы законопроектов европейских стран с упомянутой выше спецификой отношения к авторским правам иностранцев. Закон содержал Общую часть, в которой раскрывались основные понятия – круг охраняемых объектов, срок действия права, вопросы правопреемства, нарушения авторских прав и средства защиты, а также отдельные главы, посвящённые авторским правам на литературные, музыкальные, драматические, художественные и фотографические, а позже и кинематографические, произведения. Особая глава регламентировала правила издательской деятельности.
Некоторые положения закона 1911 года выделялись весьма прогрессивным на тот момент характером. Так, в ст.9 указывалось, что договоры об отчуждении авторского права относительно ещё не написанных автором произведений сохраняют силу на срок не более 5 лет, даже если в договоре указана большая его продолжительность или бессрочность. Статья 33 впервые закрепила право автора на перевод его произведения на иностранный язык, которое действовало в течение 10 лет. При этом автор сам должен был предоставить перевод в течение 5 лет со дня выхода в свет оригинала.
Закон об авторском праве 1911 года хоть и не уровнял в полном объёме права российских авторов с авторами стран-участниц Бернской конвенции, но всё же сделал большой шаг в процессе выведения России на цивилизованный уровень регулирования творческих правоотношений.

Масштабные законопроектные изменения, начатые Временным правительством после февральской буржуазно-демократической революции 1917 года, оказались прерваны в октябре. Сразу же после Октябрьской революции всё прежнее гражданское законодательство, включая и закон об авторском праве 1911 года, было отменено. Декретом ЦИК от 29 декабря 1917 года «О государственной издательстве» народной комиссии по просвещению было предложено немедленно приступить к широкой издательской деятельности, в первую очередь доступных по цене изданий русских классиков. Декрет предоставил комиссии право объявлять государственную монополию сроком не более чем на 5 лет на издаваемые сочинения. При этом декларировался переход произведений из частной собственности в собственность общественную. Данная участь постигла произведения 23 крупнейших русских писателей, уже умерших к этому времени.
Генеральная линия по обобществлению авторских произведений была продолжена Декретом совета Народных Комиссаров от 26 ноября 1918 года «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием». Он предоставлял возможность признавать общественным достоянием РСФСР абсолютно любые произведения – опубликованные и неопубликованные, авторов живых и умерших. Под общую гребёнку попали и литературные произведения, и музыкальные, и научные и кинематографические и т.д. За использование объявленных достоянием государства произведений организации-пользователи обязывались выплачивать авторский гонорар по установленным соответствующими органами расценкам. Права наследников не признавались. Согласно Декрету СНК от 28 апреля 1918 года «Об отмене наследования» наследникам гарантировалось лишь содержание на уровне прожиточного минимума, при этом ни круг наследников, ни срок действия наследственных прав чётко не определялся.
Воспользовавшись наделёнными полномочиями, Народный комиссариат просвещения РСФСР объявил достоянием государства произведения 47 писателей и 17 композиторов. Авторы произведений, не признанных общественным достоянием, сохраняли все свои права по распоряжению ими.
Декретом СНК от 10 октября 1919 года «О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства» были объявлены недействительными все договоры издательств с авторами, по которым произведения переходили в полную собственность издательств. Новые нормы правоотношений устанавливали, что впредь издательства могут приобретать у автора права только на издание произведения, причём на ограниченный издательским договором срок.

Очевидный прогресс в развитии российского авторского права в советский период связан с принятием в 1925 году Основ авторского права и дополняющим их Закона РСФСР от 8 декабря 1928 года «Об авторском праве». Согласно новому законодательству за всеми авторами признавалось исключительное право на созданные ими произведения, которое в отношении большинства произведений стало пожизненным. Использование произведений допускалось не иначе, как на основе договоров с авторами, условия которых регулировались законом достаточно детально. Отдельно, как исключительная мера, оговаривалась возможность принудительного выкупа авторских прав по решению правительства СССР или союзной республики. На практике это положение практически не применялось.
Обновлённым законодательством предусматривался также и переход авторских прав к наследникам на период 15 лет после смерти автора. Однако, вместе с видимым ужесточением соблюдения права автора, Основы допускали довольно обширный перечень случаев свободного использования произведений. Так, например, не считались нарушением перевод произведения на другой язык, использование чужого произведения для создания нового, степень оригинальности которого никак не регулировалась, публичное исполнение чужих опубликованных произведений с выплатой гонорара исполнителю и т.д.
Основы авторского права и Закон РСФСР «об авторском праве» стали первыми шагами советского правозащитного законодательства. Конечно, они не могли наделить авторов той степенью защиты, которая гарантировалась авторам государств-участников Бернской конвенции 1886 года, но вполне отвечали духу времени и ситуации в стране. По сравнению с законодательными декретами 1917-1919 годов они выглядели значительно более совершенными как юридически, так и технически, недаром многие из положений были практически целиком перенесены в последующее законодательство.

С началом проводившейся в 60-е годы систематизации законов государства по отдельным отраслям права было решено включить законодательство об авторском праве в качестве самостоятельного раздела в Основы Гражданского Законодательства Союза СССР и союзных республик, а также в гражданские кодексы союзных республик. Принятые ранее нормы действовавшего права были значительно пересмотрены в направлении дальнейшего расширения прав авторов и усиления их позиции в отношениях с организациями, использующими их произведения. В 1973 году Советский Союз присоединился к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 года. Впервые в российском/советском законодательстве было закреплено право автора на перевод произведения. До 25 лет возрос срок действия авторского права после смерти автора, значительно возрос круг субъектов авторского права. Но по-прежнему ещё оставались «чёрные дыры», в которых действовавшее законодательство было пока бессильно. В частности, никак не были отрегулированы правоотношения при использовании объектов авторского права в кино, на телевидении, на радио и т.д. Изменить ситуацию могло только присоединение Советского Союза ко всем крупнейшим мировым форумам по авторскому праву, и прежде всего, к Бернской конвенции. О своём желании и готовности подписать её неоднократно заявляло правительство СССР, которое, считая вопрос решённым, разработало раздел «Авторское право» Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик, принятый 31 мая 1991 года. Новая редакция закона исключила свободное использование авторского контента в кинематографе, в радио- и телеэфире, а также урегулировала публичное исполнение опубликованных произведений без согласия автора. Был расширен круг охраняемых произведений и продлён срок действия авторского права до 50 лет со дня смерти автора, введена охрана впервые сформулированного понятия «смежных прав». Всё это прогрессивное законодательство должно было вступить в силу с 1 января 1992 года, но в связи с распадом Советского Союза этого не произошло.

В новых условиях руководством России был взят курс на скорейшее приведение законодательства об авторском праве к мировым стандартам. Сначала был принят закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 года. 3 августа 1993 года указом президента РФ был введён в действие Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах». Данный закон представлял собой практически дословную копию германского закона об авторских правах, с некоторой конкретизацией вопросов советского наследия и общего слабого понимания природы и назначения прав автора в принципе.
Наконец, в 1995 году Российская Федерация присоединяется к Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 года (Парижская редакция) и Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года в редакции 1979 года. Россия становится полноправным членом мирового правоохранительного сообщества. Но бурное развитие цифровых технологий требует постоянной модификации законодательства и включения всё новых и новых объектов авторского права, появляющихся благодаря новейшим технологиям. Так в 2004 году приняты поправки, регулирующие использование авторских произведений в цифровых сетях, а также некоторые части американского закона об охране копирайта, касающиеся методов защиты от копирования. Статья 16, посвящённая имущественным правам, была расширена поправкой о праве автора на доведение своего произведения до всеобщего сведения, то есть впервые было зафиксировано право интерактивного доступа к объекту интеллектуальной собственности и реальные способы обороны от опасностей, исходящих из Интернета.
в 2008 году вступила в силу 4 часть Гражданского Кодекса РФ, в которой регламентируются права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. С её вводом утратили свою силу все предыдущие нормативные акты, регулирующие отношения объектов интеллектуальной собственности, в том числе закон «Об авторском праве и смежных правах», закон «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных", закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара», закон «О правовой охране топологий интегральных микросхем» и Патентный закон. Новый кодекс был структурирован по главам, регулирующим отношения по поводу того или иного охраняемого объекта. И наиболее проблемной зоной оказалась зона Интернета, ставшего неотъемлемой частью жизни миллионов людей.
Решить эти многочисленные проблемы и призван появившийся в уходящем 2010 году на столах депутатов Государственной Думы проект первого российского законодательного акта об Интернете.